Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

Продается футеровка и все ее виды.
БАЛЬЗАМИНОВ

герой «картин из московской жизни» А.Н.Островского «Праздничный сон — до обеда» (1857), «Свои собаки грызутся, чужая не приставай» (1861), «За чем пойдешь, то и найдешь» («Женитьба Бальзаминова») (1861). В трилогии раскрывается забавный и нелепый внутренний мир Б. В его наивных и простодушных рассуждениях — целая жизненная философия «обиженных богом», обделенных талантами «маленьких» людей. Б. почти фольклорный Иванушка-дурачок из русской сказки. По словам любящей маменьки, «умишком-то его очень бог обидел», не дал способностей «ни к службе, ни к чему».

Единственный талант «никчемного» Б.— это его замечательная способность грезить: жить в фантазиях, летящих не только над социальной, но и над природной реальностью. Невысокий, худенький и белобрысый, Б. в мечтах видит, что он «высокого роста, полный и брюнет». По натуре робкий, вынужденный под любым строгим взглядом «конфузиться да обдергиваться», Б. воображает: «Вдруг я офицер… иду по улице смело, уж тогда я смело буду ходить». В минуты восторга его заносит необыкновенно: «Если бы я был царь…» Достаточно бесхитростны представления Б. о богатстве: «хорошая коляска», «лошади, будто, серые» и ставший знаменитым «голубой плащ на черной бархатной подкладке». Ему «хочется жить прилично, а способов никаких нет-с». Остается одно: жениться на богатой. Всю трилогию Б. ходит и ходит под окнами богатых невест в расчете на «случай»: «Вдруг понравился — ну и богат, и счастлив; не понравился — ну, всю жизнь бедствуй».

Трижды оказывается близок Б. к исполнению желаний, и трижды судьба смеется над ним. В первой части трилогии его выставляют из дома невесты со словами: «Заходите! Нам без дураков скучно». Во второй части — выгоняя, напоминают грубоватую пословицу о «своих» и «чужой» собаках. А в третьей — «таким дураком поставили, что легче бы, кажется, сквозь землю провалиться».

Но Б. не склонен к унынию. Он легко переходит от отчаяния к надежде, заново воспаряя в мечтах и отыскивая указаний на «судьбу» в приметах и снах. Он «как на службу» ходит по замоскворецким улочкам и переулкам, страшась упустить «случай», прозевать «счастье».

По пословице «дуракам — счастье», повезло и бедному Б. Свалился он в сад к богатой вдове, и «вдруг» сбылись его мечты. Вдова оказалась «доброй» и прислала со свахой золотые часы. Б. «прыгает от радости» и кричит: «Маменька, я теперь не Бальзаминов, я кто-нибудь другой!» На такой веселой ноте заканчиваются похождения «замоскворецкого мечтателя», далекого от каких бы то ни было идей и проблем большого мира.