Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

Комедия войны и мира

В Театре им. Пушкина сыграли "Много шума из ничего"

До недавнего времени (собственно, до назначения его ровесника, 39-летнего Миндаугаса Карбаускиса руководителем "Маяковки") Евгений Писарев был самым молодым худруком в Москве, возглавив Театр им. Пушкина после безвременного ухода Романа Козака. Разумеется, его первого спектакля в этом качестве ждали с особым интересом.

"Много шума из ничего" - название выбранной им для дебюта пьесы Шекспира могло сослужить ему плохую службу. Но оказалось не так. Самой интонацией своего спектакля Писарев предложил театр, хоть и предназначенный широкой публике, но не падкий на дешевые сенсации.

Искусству читать Шекспира как современного автора, расчищая слой за слоем накипь штампов и эпох, обнажая остроту психологических коллизий, Писарев учился у Деклана Доннеллана, в московских спектаклях которого играл неоднократно. Историю о двух парах, одна из которых стала "жертвой" интриги, а другая - коварного заговора - он предложил прочесть не как комедию любовных положений, но как историю об "обществе войны", которое навязывает свои правила миру цивильному. И так на моей памяти эту шекспировскую комедию еще не играли.

Самое начало этой партии разыграно им превосходно. Два будущих героя-любовника Клавдио и Бенедикт, их начальники Дон Педро (Андрей Соколов) и Дон Джон (Антон Феоктистов) являются в элегантные интерьеры мирного дома Леонато прямо с полей войны, разгоряченные, с еще пылающим оружием и в полном камуфляже. С легким и привычным презрением к мирному образу жизни они начинают разворачивать свои грубоватые, веселые, а порой и опасные интриги. За каждым их новым шагом обнаруживается довольно тонко уловленная режиссером мотивация "войны": собственно, отчасти Дон Джон мстит своему брату Дону Педро именно за то, что тот слишком рьяно, позабыв о войне, пускается в "мирные" забавы с женитьбой своих ближайших подчиненных. Забавным образом в этот военный мир попадают и новоявленные российские полицейские: два комических пристава сыграны Сергеем Миллером и Игорем Тепловым с эксцентрическим блеском. Их репризы, наново переведенные (как ився пьеса) Екатериной Ракитиной, слушаются как самые свежеиспеченные шуточки из жизни ментов-полицейских.

Сложнее с любовными историями. Геро (Анна Бегунова) и Клавдио (Владимир Жеребцов) кажутся здесь слишком сладкой парочкой. Когда дело доходит до нешуточной трагедии, когда оба они оказываются жертвами злобной интриги, когда Клавдио с легкостью верит в порочность своей невесты, а потом узнает о ее мнимой смерти, - на его красивом челе не отражается ровно ничего. Да и партнерша платит ему той же монетой. Стремительные перипетии их судьбы, ужас и счастье, как всегда у Шекспира сплавленные воедино, никак им не поддаются.

Гораздо ярче, но, в сущности, также по-солдафонски, без внутреннего изящества, хотя и очень эффектно играет Бенедикта Александр Арсентьев. В сцене захватывающего любовного объяснения с Беатриче он тоже не успевает передать стремительную смену чувств, нахлынувших на него в одно мгновение. И лишь царственная Александра Урсуляк оказывается на высоте положения - ее Беатриче завораживает от начала и до конца: резкая и властная, холодная и язвительная, гневная и темпераментная, сама себя не знающая и изумляющаяся своему преображению, она ни на секунду не выпускает из рук внимание зрительного зала.

Кроме нее единственный, кто берет на себя всю сложность шекспировской комедии, каждый раз готовой обернуться своей противоположностью, - это Андрей Заводюк, играющий Леонато. Отцовское горе при известии о порочности Геро он играет на эмоциональном пределе, вызывая у публики те самые очистительные слезы, о которых она мечтает, всякий раз приходя в театр. Даже если это только комедия.