Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

На сайте http://www.vizerra.ru/ представлены виды систем виртуальной реальности.
...Но в них намек

Премьера оперы Оффенбаха «Сказки Гофмана» в МАМТе

Пролог как будто отсылал к неореализму: под улучшающую нравы увертюру осветитель в джинсах и куртке возился с софитами, а громадная скульптура Пегаса выплывала из кулисы и бесследно исчезала в тумане, намекая, что чудес будет много, и все — всамделишные. МАМТ с порога пообещал, что сделает из оперы праздник, и нежданно-негаданно так и случилось.

Художник Валерий Левенталь, режиссер Александр Титель и дирижер Евгений Бражник взялись за весьма уязвимый материал: автор полутора сотен оперетт и шлягерного «Адского галопа» Оффенбах написал единственную оперу, да и ту не успел закончить. К тому же путаное либретто по новеллам мистика Гофмана ставит перед толкователями уйму трудных задач. Три акта — это три самостоятельные истории, объединенные общим героем — самим Гофманом. Он ищет даму сердца то в лаборатории доктора Коппелиуса, то среди куртизанок Венеции, то в почтенном итальянском семействе. Притом и злые силы, и дама сердца принимают разные обличья, а поют по-французски. Словом, тут легко впасть в занудство и перемудрить. Но МАМТ нашел ключик, название которому — сказка. Эта сказка все время балансирует на грани хоррора: то доктор предлагает героям на выбор человеческие глаза всех форм и расцветок, то сатана тенью умершей матери соблазняет девушку петь, не боясь неминуемой смерти. Но мрачные идеи Гофмана оттеняют мелодии Оффенбаха, чью опереточную душу лучше всяких биографий выдают сцены в кабаке. Хор МАМТа веселится, стуча кружками и напевая «Лютер славный малый, мы его прикончим!».

Конечно, лишний раз хвалить Валерия Левенталя — затея пустая, но как же хороши и пирамидки современного Лувра, и несущийся поезд братьев Люмьер, и тот же Пегасище, в финале вернувшийся на свое место. Но, конечно, главным стержнем оперы стала великолепное сопрано Хибла Герзмава. Ее мягкий, обертонистый голос словно окутал все действо волшебной дымкой; похоже, только ей в Москве подвластна вокальная составная роли — во всяком случае, для второго состава не нашлось равного ей профессионала, и новеллы раздали трем певицам. Радует, что у нее на родной сцене наконец появился достойный партнер, недавнее открытие и приобретение театра тенор Нажмиддин Мавлянов, очаровавший зал в непростой роли Гофмана. Да, собственно, все постарались, от мальчиков миманса и девочек хора до взмыленного директора театра, что носился по партеру до самого открытия занавеса. Все сложилось, в Москве теперь есть опера-праздник — непростая, как всякая сказка, и красивая, как точно продуманное торжество.