Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

Шекспиром да за свадебку

"Много шума из ничего" в Театре имени Пушкина

Московский Театр имени Пушкина показал премьеру спектакля по комедии Шекспира "Много шума из ничего" — это первая постановка Евгения Писарева в качестве художественного руководителя театра. Рассказывает РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.

Вскоре после своего назначения Евгений Писарев дал понять, что на посту худрука Театра имени Пушкина (во всяком случае, большой сцены театра) он намерен ориентироваться не на избранных, а на прохожих: театр, не теряя лица и не пускаясь во все тяжкие, должен быть доступен пониманию любого человека, который шел по Тверскому бульвару, увидел афишу и решил купить билет. "Много шума из ничего" — весомый аргумент в пользу серьезности намерений Евгения Писарева. Это подвижный, броский спектакль, не требующий от зрителя лишнего.

Собственно говоря, разумный компромисс между запросами публики и правилами приличий искал и покойный худрук этого театра Роман Козак, которого год назад сменил Писарев. Понимая, что заманить публику в театр сегодня не так-то просто, Козак для украшения афиши приглашал в спектакли знаменитостей со стороны. Писарев, которому, конечно же, нужен был успешный дебют, поставил Шекспира только со своими. В этом смысле появление "Много шума из ничего" можно записать и в заслуги покойного — в конце концов, он все-таки собрал крепкую труппу (во всяком случае, молодую ее часть), на которую новый худрук может опереться, не прибегая к помощи со стороны.

Евгений Писарев внимательно прочитал начало пьесы — там говорится, что принц Арагонский и его войско возвращаются с войны. Что за война, не так уж важно. Важно, что дело происходит в наши дни, что все мужчины, кроме губернатора Леонато, одеты в камуфляж, что им предстоит переход от военного образа жизни к мирному и что в походе эти крепкие парни истосковались по женщинам. В комедии Шекспира словно переплетены два разных сюжета, каждый из которых кончается свадьбой. Одна любовная пара, Клавдио и Геро, сразу готова соединиться, но едва не распадается из-за коварства завистника, зато вторая, Бенедикт и Беатриче, поначалу кажется вообще невозможной, и любовь между, как кажется поначалу, на дух не переносящими друг друга молодыми людьми зарождается в результате двойного розыгрыша, устроенного друзьями. Шекспир пишет о призрачности земного счастья и о том, насколько уязвимы и необъяснимы чувства.

В последние десять лет Писарев много работал со знаменитым англичанином Декланом Доннелланом (кстати, одной из самых удачных работ английского мастера было именно "Много шума из ничего"). И немало у него перенял — хорошего. Например, умение ставить пьесы Шекспира как истории о современных людях и чувствовать в них особый театральный воздух, умение видеть шекспировских героев как людей, одновременно ищущих сильные переживания и их же боящихся, умение относиться к персонажам как с живым сочувствием, так и с умной иронией. Другое дело, что "чистый Доннеллан" в данном случае был бы невозможен — во-первых, подражание, даже добросовестное, всегда значительно хуже оригинала, во-вторых, элегантный стиль англичанина все-таки слишком хрупок и уязвим для жестких репертуарных нужд.

Поэтому Писарев словно скрещивает ироничную подвижность с грубоватой внятностью, напором, гэгами, то есть заботой о тех самых прохожих, которые зашли нескучно провести вечер. Иногда спектакль совсем уж кренится в эстраду — например, когда во втором акте двое полицейских, бывалый и новобранец, разыгрывают немудреные скетчи буквально на злобу дня. Но изредка "Много шума из ничего" дарит и минуты серьезного театрального драматизма — например, Андрей Заводюк отлично играет Леонато: ему и шутливые "приколы" его героя, этакого успешного чиновника, хорошо удаются, но и моменты горечи, осознания жестокости затеянных игр у Заводюка не теряются.

Режиссер энергично и уверенно использует все способы создать внятный спектакль-зрелище. Музыканты, приглашенные украсить прием в честь возвращения военных, задерживаются на сцене на весь вечер — группа W/ и ее красивый солист Евгений Плиткин живой музыкой и живым вокалом сопровождают спектакль. На подмостках съезжаются и разъезжаются белые павильоны от художника Зиновия Марголина, из-под колосников в нужный момент опускается концертное "небо в алмазах", а весь спектакль словно заряжен искренним воодушевлением труппы.

Если нужно, актера можно раздеть — Александр Арсентьев в одних трусах подслушивает веселую ложь о любви Беатриче к его герою, а если нужно — переодеть: важные события разворачиваются во время карнавала, где один из будущих женихов наряжен суперменом, а другой ходит средневековым рыцарем. Здесь от нежданного счастья герои послушно глупеют, а красивая театральная наивность может сделать случайного зрителя счастливым. Когда оклеветанная и якобы умершая Геро в белом свадебном платье торжественно идет навстречу своему счастью, в зале готовы зааплодировать. Не уверен, что Евгений Писарев стремился раскрыть какие-то глубинные тайны пьесы Шекспира "Много шума из ничего". Но то, что секрет сегодняшнего зрительского успеха ему известен, сомнению не подлежит.