Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

Кто гуляет по бульвару

Комедия Шекспира "Много шума из ничего" стала первым спектаклем, выпущенным Евгением Писаревым в должности худрука Театра им. Пушкина. Его новая постановка сделана в жанре, который так и тянет определить словосочетанием "опрятный бульвар".

В бульваре, вообще говоря, нет совершенно ничего плохого - ни в градообразующем смысле, ни в эстетическом. Весь вопрос лишь в том, кто гуляет по бульвару - аристократы, купцы третьей гильдии, нищие пенсионеры, домохозяйки с детскими колясками или пубертатные подростки с банками пива. Заглянув на спектакль Писарева, можно с уверенностью сказать, что по российскому бульвару, особенно по тому, на котором стоит Театр Пушкина, нынче все больше гуляют довольные жизнью буржуа, знающие толк в модных брендах, сторонящиеся всего вульгарного и низкопробного и не желающие обременять себя острыми вопросами бытия вообще и политики в частности. Так же как цивилизовавшиеся российские нувориши давно уже выбросили на свалку истории красные пиджаки, сняли с шеи толстые золотые цепи и надели костюмы "Бриони", продвинутые представители российского middle и upper-middle class больше не хотят смотреть спектакли с говорящими названиями "Тайна целомудренного бабника" (Театр им. Рубена Симонова), "Давай займемся сексом!" (Театр Романа Виктюка) или "Слишком женатый таксист" (Театр Сатиры).

Они хотят коммерческого театра, но не из квартала красных фонарей (и пиджаков), они хотят коммерческого театра от "Бриони". И Евгений Писарев, работавший некогда ассистентом у Деклана Доннеллана и набравшийся у него хороших сценических манер, целиком и полностью удовлетворяет эту их потребность. Пьеса Шекспира в его интерпретации не обременена концепциями, она просто грамотно огламурена. На нее наведен глянец, причем отнюдь не хрестоматийный. Сценограф Зиновий Марголин поместил действие в стильную декорацию с бегущей строкой: его ездящие по рельсам белые павильоны легко превращают сцену из подобия железнодорожной станции в подобие эстрады. На эстраде весь вечер выступает "Группа W/", а исполняющий ее оригинальные композиции обаятельный солист Евгений Плиткин радует зрителей живым вокалом и приятным голосом.

Художник по костюмам Виктория Севрюкова одела героев в такие одежды, в которых мечтали бы видеть себя едва ли не все зрители Театра им. Пушкина - что-то подобное, сидя в парикмахерских или маникюрных салонах, они наверняка разглядывали в модных журналах. Тут радуют глаз и свадебное с блестками платье Геро (Анна Бегунова), и - чуть позже - траурные плащи ее горюющих родственников, и даже трусы, в которых красуется перед зрителями Бенедикт (Александр Арсентьев). Хороши, наконец, и сами герои. В том смысле, что все они очень хорошенькие. У молодой звезды Театра им. Пушкина Арсентьева такая хорошая фигура и ее так выигрышно подчеркивают упомянутые выше трусы, что об актерских способностях исполнителя как-то даже не вспоминаешь. Чрезвычайно одаренная Александра Урсуляк так эффектно выглядит в вечерних платьях и утреннем неглиже, что о трактовке образа Беатриче тут просто бессмысленно вести речь. Вернувшиеся с войны герои шекспировской комедии (таков ее зачин) с головой погружаются в эту гламурную жизнь, радостно меняя камуфляжную форму на модные бренды, поля сражений на дискотечный танцпол, маскировку на маскарад: один из героев Шекспира - Клавдио (Владимир Жеребцов) - в какой-то момент даже появляется на сцене в костюме Бэтмена.

С самых первых шагов в режиссуре Евгений Писарев стал изготавливать коммерческий театр с цивилизованным лицом. Причем первые шаги в этом направлении он совершил именно на сцене Театра им. Пушкина. Здесь им был выпущен один из самых удачных кассовых спектаклей нулевых годов - "Одолжите тенора!" Кена Людвига, продемонстрировавший умение режиссера с достоинством держать себя в любой комедии положений. Писарев старался приподнять коммерческий театр до высот "настоящего" искусства, обнаружить в масскульте следы ушедшей культуры прошлого и подпустить в бульвар почти оскаруайльдовскую иронию. В "Много шума из ничего" он проделывает обратную операцию. В его постановке комедия Шекспира - к слову сказать, горькая комедия, ибо одна любовная пара становится здесь жертвой жестокого обмана, а вторая пусть дружеского, но все же розыгрыша, - обнаруживает сходство с салоном, с глянцем, с сериалами, с корпоративными вечеринками, с эстрадными скетчами - с той масскультовой круговертью, которой окружена сейчас вся наша маленькая жизнь.

"Много шума из ничего" поставил лет пять назад в Театре на Малой Бронной другой режиссер из поколения Писарева - Константин Богомолов. И это был, пожалуй, лучший спектакль, выпущенный им на большой сцене. Военно-полевой роман то и дело превращается у Богомолова в криминальное чтиво, трагедия - в триллер, гротеск - в гиньоль. Но посреди всех этих жанров искалеченные души героев жаждали сострадания и тепла. И предчувствие трагедии было разлито в воздухе. У Писарева лишь один герой - Леонато - и лишь однажды приходит в ужас от жестокости мира. Андрей Заводюк играет это прозрение сильно и убедительно. Но его исполненная драматизма игра - лишь случайная морщина на хорошо выглаженных одеждах этого безупречного театрального глянца.