Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

Третий лучший

Премьера "Князя Игоря" Бородина в "Новой опере"

За последние полтора месяца любители русской музыки – по желанию, а музыкальные критики – из профессиональных соображений слушали оперу Бородина в третий раз. Последняя интерпретация оказалась самой удачной.

«Князь Игорь» в концертном исполнении труппы «Геликон-Оперы», правда, стоит особняком – это первая попытка исполнить только авторскую музыку, а не традиционную редакцию Римского-Корсакова и Глазунова. С познавательной точки зрения это было очень интересно, с музыкальной – пока не очень. Будем надеяться, что когда оперу поставят, да к тому же дома, на Большой Никитской, результат будет совсем иным.

А вот две другие версии так и напрашиваются на сравнение. Дело в том, что это практически один и тот же спектакль Юрия Александрова. Один он сделал для музыкального театра в Ростове-на-Дону, и его показали в Москве в рамках фестиваля «Золотая маска», где постановка ничего не получила. Экспертный совет выдвигал этот спектакль в первую очередь за работу дирижера и солистов, но ключевые игроки в Москве, к сожалению, не смогли выступить – возможно, в этом и кроется причина неудачи. Другой Александров поставил для «Новой оперы». Несмотря на уверения режиссера в том, что концепции разные, заметно это совершенно не было. По крайней мере на первый взгляд. Та же постановка в духе «большой оперы», с историческими (или близкими к ним) костюмами, делением на славянский и восточный блоки. Но надо признать, что в последней постановке гораздо четче проработаны режиссерские детали и – что немаловажно – гораздо качественнее декорации и костюмы. Резиновые шапочки на головах у половцев и топорные шапки на боярах в ростовской постановке почти смешили (даже при ограниченном бюджете это в наше время уже неуместно), в «Новой опере», наоборот, и костюмы, и декорации были роскошными. Одна только огромная колесница, на которой выехал на сцену хан Кончак, чего стоит – теперь понятно, чем объясняются две предыдущие малобюджетные (однако достойные) премьеры театра.

Но взяла премьера в «Новой опере» все-таки исполнением. Здесь была не просто чисто сыгранная и спетая партитура – было внимание к деталям, что демонстрирует очень высокую планку, которую руководитель задает оркестру. Это во-первых. А во-вторых – то, чем, в общем, всегда славилась «Новая опера»: отличный хор и очень хорошие голоса – яркие, сочные; фактура певцов и актерские образы – характерные и точные. Игоря – мужественного, вызывающего и в конце, очевидно, тронутого (на воинственной идее) пел Сергей Артамонов, Ярославну – не менее мужественную, но более разумную, чем муж, – Елена Поповская, задиристого Владимира – Алексей Татаринцев, томную и сексуальную Кончаковну – Александра Саульская-Шулятьева, хитрого Кончака – Владимир Кудашев, а мужлана Галицкого – Сергей Тарасов.