Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

Никаких Дон Жуанов больше нет


В Малом театре столицы состоялась премьера музыкального спектакля «Дон Жуан» по поэме А.К. Толстого. Если это первый шаг Малого к модернизации, то путь выбран опасный.

Поэма А.К. Толстого – талантливая неудача в высшей степени одаренного человека – почти не имеет сценической истории. Эта поэма, навеянная «Фаустом» Гете, многословна, громоздка, неоригинальна. Играть ее невозможно – нет характеров, едва ползет действие, и, кроме того, Пушкин то же самое изложил в сто раз короче и занимательнее Толстого, без говорящих духов и оперного Сатаны (слабая вариация гетевского Мефистофеля).

Единственное жемчужное зерно поэмы сразу выклевал П.И. Чайковский, положивший на музыку «Серенаду Дон Жуана», да, ту самую, где поется «От Севильи до Гренады…». Серенада и осталась в культурной памяти, тем более что ее многократно цитирует в своих сочинениях Булгаков.

Но музыки Чайковского в новом спектакле Малого зритель не услышит. И серенаду, и другие музыкальные номера сочинил композитор театра Э. Глейзер. Конечно, вставка из Чайковского была бы неуместной – она, как яркая заплата на ветхом рубище, сразу подчеркнула бы любительский и подражательный характер музыки Глейзера. Ни одна мелодия не запоминается. Что-то среднеарифметическое от мюзиклов 70-х годов, но в разжиженной концентрации.

А если учесть, что и постановку осуществил не профессиональный режиссер, а известный актер А. Клюквин (дебют), то надо признаться, что все слагаемые неуспеха Малый театр на этот раз собрал воедино.

Поэма сокращена и чуть дописана. Укрупнена роль Сатаны – ему отдан текст и других персонажей. Во-первых, чтобы показать, как хитер враг рода человеческого, постоянно под разными масками искушающий героя. Во-вторых, Сатану играет народный артист Борис Невзоров. И вы что, хотите, чтобы он появился только в прологе и эпилоге и два действия сидел за кулисами в своем роскошном золоченом плаще?

Вы не театральный человек!! Оформление сцены (художник С. Александров) носит философский характер. Во всяком случае, количество звезд на черном заднике поражает – да есть ли столько звезд на небе, сколько зажигается там лампочек? Зловещая инквизиция, сумрачный мрамор гробниц, нарядные дамы с веерами, бледная как смерть донна Анна, Дон Жуан с бородкой и в сапожках – все в наличии. Время от времени актеры поют под аккомпанемент собственного оркестра. Мизансцены оперно-статичны, энергетика спектакля скудна…

Чтобы сыграть традиционную историю про Дон Жуана, надо все ж таки иметь в труппе кого-то, кто может его сыграть. Актера с необычайным – или хоть незаурядным – мужским обаянием. Что-то ведь понимал об этом умный Швейцер, поручая роль Высоцкому в «Маленьких трагедиях», правда? В спектакле Малого театра Дон Жуана играет А. Фаддеев – симпатичный молодой актер, пока что не проявивший ни темперамента, ни заразительности. Бледноват и вяловат наш герой, а потому сценическое «одеяло» у него спокойно отбирают товарищи по сцене.

Борис Невзоров меня уморил вконец. Если Сатана действительно хоть сколько-нибудь напоминает этого импозантного, седовласого мужчину, похожего на генерал-майора в отставке, то правильно ли я поступила в свое время, отрекшись от него и всех дел его?! Невзоров представительно расхаживает по сцене, иронически ухмыляясь. Романтичными толстовскими стихами, которые он на этот раз выучил (любимец публики не всегда безупречен в этом смысле), утверждает, что это он в действительности – самый главный и лучше всех. Время от времени размахивает дивным плащом с красным подбоем, а при словах о Создателе поднимает глаза куда-то вверх. Даже куплеты поет наш красавец! Представляю, как хорош был бы Невзоров в классическом русском водевиле, откуда он по недоразумению и залетел в этого «Дон Жуана».

А вот кто сыграл на самом деле хорошо, так это В. Низовой – Лепорелло. Как-то смело презрев условности постановки и архаику ее формы, Низовой, с его мощной органикой и чувством юмора, создал забавный и обаятельный образ. Он даже несколько оживляет окружающее, и в его присутствии члены инквизиции вдруг перестают быть совсем картонными. Все ж таки пламенная вера в предлагаемые обстоятельства – немаловажная составляющая таланта. Низовой убедил себя: я – Лепорелло. Остальные актеры, на мой взгляд, просто вышли на сцену. С разным градусом желания понравиться зрителю.

Хорошо бы Малому театру, с его огромной труппой и большим хозяйством, быть внимательнее в выборе пути, в сложении репертуара. У него немало врагов, самых настоящих. Его эстетический консерватизм привлекает множество зрителей, но в случае неудачи – многих и отталкивает. Нельзя, мне кажется, обходиться домашними радостями от местных композиторов и режиссеров. В Малом все должно быть самое лучшее, первосортное, высшего класса. Вот Сергей Женовач приступил к репетициям «Скучной истории» Чехова с Ю.М. Соломиным в главной роли. И я заранее радуюсь и желаю удачи этому предприятию, поскольку все слагаемые – литература, режиссер, актер – тут первого сорта.

А новый «Дон Жуан» вышел третьего сорта. Я бы вообще списала это в графу «убытки» – бывают же творческие неудачи, ничего страшного.

У Малого театра свое обаяние даже в неудачах – скажем, здесь традиционно хорошая дикция у всех актеров. Но большинство публики мужественно борется со скукой, к финалу сомлев окончательно.

Возможно, еще и потому, что рассказ о неизвестном. Ведь тип Дон Жуана в современной России абсолютно не актуален.

Искать в женщинах – божественный идеал? Вы о чем?