Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

Бродвей им. Моссовета


В столице состоялась премьера спектакля "Кастинг"

В постановке Театра им. Моссовета хореограф Алла Сигалова сыграла роль Аллы Сигаловой, а драматические артисты искусно притворились танцовщиками.

Сначала немного истории. В 1975 году хореограф Майкл Беннет представил публике необычный мюзикл под названием "Кордебалет". Его главными героями оказались скромные служители сцены, которых именитый постановщик отбирает в кордебалет бродвейского шоу.

Спектакль Беннета стал не только первым в истории музыкальным спектаклем, в котором из-за обилия равноправных действующих лиц отсутствовал сквозной сюжет, но едва ли не уникальным примером мюзикла, сделанного в популярном ныне жанре verbatim. Беннет арендовал студию, пригласил туда 24 рядовых танцовщика и поговорил с ними об их личной и профессиональной жизни. На основе этих записей Джеймсом Кирквудом и был создан сценарий шоу, получившего впоследствии девять наград "Тони" и два с половиной десятилетия не сходившего со сцены. В 1985 году Ричард Аттенборо сделал на его основе одноименный фильм, где в роли балетмейстера, проводящего кастинг, снялся Майкл Дуглас.

Теперь наш вариант знаменитого бродвейского спектакля идет на сцене Театра им. Моссовета. Ну, что сказать... Есть такой старый анекдот. Простой советский пролетарий приходит домой после нелегкого трудового дня. Садится на кухне и велит жене: "Манька, скидывай халат! А теперь комбинацию. А теперь лифчик..." Печально разглядывает свою Маньку, подперев щеку рукой: "Да-а-а! Правильно говорит наш парторг: стриптиз - отвратительная вещь!"

Подозреваю, что из спектакля Театра им. Моссовета можно получить примерно такое же представление о бродвейском мюзикле, какое получил герой анекдота о стриптизе. Тем паче что перед нами не ремейк, а, так сказать, сочинение по мотивам. Режиссер и автор текста Юрий Еремин не стал проводить verbatim посреди моссоветовских артистов, а написал текст сам. И это, увы, главная беда его произведения. Участники кастинга, прежде чем начать танцевать, рассказывают хореографу истории своей жизни словами школьных сочинений, написанных на темы "Кем быть?" и "Моя семья".

Перед нами, как водится, проходит целая галерея типов современной России: девушка из далекой русской провинции, азербайджанец, подрабатывающий в Москве стриптизом, женщина с неустроенной судьбой, грузинка с кавказским темпераментом, печальный гомосексуалист... Все они в спектакле Еремина фрики - кто-то не в меру экспрессивен, кто-то заторможен, кто-то аутичен. Встречается даже одна натуральная идиотка.

Театр, в котором проходит кастинг, явно расположен далеко от Бродвея. В нем то и дело случаются какие-то технические неполадки, вырубаются пробки и т.д. Вероятно, Юрий Еремин хотел, чтобы мы подумали, что речь идет о Театре им. Моссовета. Мы так и подумали. Тем паче что посреди танцующих фриков в спектакле Еремина бродит Анатолий Адоскин, играющий роль старого премьера и, по всей видимости, воплощающий собой Призрак Драмы. У Адоскина есть несколько реплик ("А что вы тут делаете?" и "Ой, я вам не помешал?"), которые артист произносит в свойственной ему манере истинного русского интеллигента. "Это вы что тут делаете, Анатолий Михайлович?" - хочется спросить хорошего артиста.

Проводящую кастинг Аллу Сигалову герои спектакля отчего-то называют Анной Новиковой, но это, так сказать, театральная условность. Образ Сигаловой с любовью выписан драматургом и с любовью же сыгран актрисой. Во-первых, Алла Сигалова, то есть тьфу... Анна Новикова... ну, в общем, предмет поклонения всего танцевального мира страны, очень демократична. Ассистент режиссера все норовит придвинуть ей стульчик, а она р-р-раз - и садится прямо на пол. Во-вторых, она очень проницательна: от нее шила в мешке не утаишь. В-третьих, она чуткая и время от времени готова проникнуться болестями участников кастинга. В-четвертых, она образованная, причем ее образованность оттенена необразованностью окружающих. Героиня мимоходом вспоминает "Гранатовый браслет" Куприна. "А кто это?" - спрашивает ассистент. Ответ он аккуратно записывает в блокнот.

Итак, Алла Сигалова смотрит танцы претендентов, которые поставила... Алла Сигалова. И они ей, как правило, нравятся. Мне, замечу, тоже, ибо они - лучшее, что есть в моссоветовской версии "Кордебалета". Моя знакомая, случайно попавшая на премьеру, в кулуарах заметила: жаль, играют почти все скверно, но для профессиональных танцовщиков это простительно. И была поражена, узнав, что участников кастинга изображают отнюдь не танцовщики, а драматические артисты. Сигалова и впрямь в очередной раз совершила маленькое чудо - она научила их играть, думать и разговаривать телом.

Увы, научить их собственно драматическому мастерству было выше ее сил. Так что всякий раз, когда очередной танцевальный номер заканчивался и герои, включая саму Сигалову, начинали общаться друг с другом словами Юрия Еремина, становилось неловко за всех сразу. Воистину иногда лучше танцевать, чем говорить... Тем паче что режиссеру и автору спектакля, равно как и всем перелицовщикам старых бродвейских одежек, сказать по большому счету совершенно нечего.