Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

Ветер, ветер, ты могуч


Премьера в Театре имени Вахтангова

На почти пустой сцене три актера - Максим Суханов, Владимир Симонов, Владимир Вдовиченков. Играют ветеранов первой мировой войны. В Театре им. Евг.Вахтангова Римас Туминас поставил французскую пьесу Жеральда Сиблейраса "Ветер шумит в тополях".

Людям, которые внимательно следят за театральной жизнью, эта пьеса уже известна: год или два назад ее поставил в "Сатириконе" Константин Райкин. Написанная несколько лет тому назад, пьеса Сиблейраса (в переводе Ирины Мягковой) была предложена во многие московские театры, и на премьере в Вахтанговском, вполне возможно, те, кто по тем или иным причинам отказался от постановки, утвердились в своей правоте. К уже многим написанным пьесам "про стариков" эта, в общем, ничего нового не добавляет. Скорей - убавляет.

Впрочем, в Вахтанговском театре не стали заниматься благотворительностью, и вслед за "Сатириконом" отдали роли стариков-ветеранов в меру упитанным мужчинам в самом расцвете сил. Суханов, Симонов, Вдовиченков - они, конечно, могли бы сыграть стариков, однако режиссер Римас Туминас выводит их на сцену без грима, в сценографии и костюмах Адомаса Яцовскиса, конечно, можно нафантазировать и увидеть бедность богадельни для ветеранов забытой войны, - впрочем, нынешнее оформление "Ветра в тополях" можно назвать младшим братом сценографии и костюмов "Дяди Вани". Походка Симонова в роли старика Рене в самом начале спектакля напоминает его же торжественную поступь в роли профессора Серебрякова, вряд ли случайно. Композитор Фаустас Латенас, прежде скрывавший источники своего вдохновения, в новом спектакле выкладывает начистоту: крупно - композитор Фаустас Латенас, мелким шрифтом - в спектакле использована музыка Шопена, Джакомелли, марш французских легионеров...

Редкий случай: в спектакле про стариков вовсе нет места печали, какой-то пронзительной ноте. Зато много смешного, а в смешном - какой-то антрепризной нарочитости. Понимаешь, почему автор решил своих героев сделать ветеранами Первой мировой. Вторая - чуть ближе, реальнее, с ней у кого-то все еще связаны какие-то личные или семейные воспоминания, не всегда веселые. Первая мировая - конечно, больше располагает к веселому жанру, наполеоновские - уже слишком далеко, все равно что Астерикс и Обеликс.

Остается радоваться каким-то фразам, то чуть-чуть злободневным, то просто забавным - в контексте старческих разговоров. "Зачаточная общественная жизнь нашей богадельни"... Диалог о женщинах - спор о том, какие мужчины им больше нравятся, те, которые смешат или те, кто вызывает желание... Остается получать удовольствие от этюдов - на физическое состояние, в данном случае, на беспомощность: то вдруг Рене, который носит протез до колена, обижается вдруг на собственную ногу. Из-за нее он не стал рамщиком. Он строго смотрит на нее, даже палкой бьет, а потом - прощает и палкой подтягивает к себе. Фернан (Максим Суханов) - время от времени живописно и созерцательно замирает, впадая в прострацию. Возвращаясь в реальность, старый ветеран, он неизменно повторяет одну и ту же фразу: "Заходим с тыла, капитан". Боевые товарищи наконец спрашивают, из каких боев пришла эта реплика. Зал хохочет, узнав, что эти слова - "трофеи" любовных сражений. Смешно смотреть, как они делают зарядку. Рене и тут находчив: "Сидя лучше...". В первой половине спектакля кажется, будто из них троих интереснее, неожиданнее смотрится Вдовиченков, но очень скоро актер сбивается с этой ухабистой дороги, и все чаще, все заметнее сводит игру к таращанью глаз. Чем больше к нему внимания, тем "страшнее" он смотрит.

Все трое, герои, - такие нелепые, смешные. Конечно, можно и так, пьеса к этому располагает, однако цепочка реприз по тому или другому поводу - не то, чего ждешь от трех хороших актеров. И от Туминаса, конечно, тоже привыкли ждать большего.