Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

Не заходите с тыла!


«Ветер шумит в тополях» Жеральда Сиблейраса в Театре им. Евг. Вахтангова

Когда полтора года назад эту пьесу поставил Константин Райкин в «Сатириконе», все в один голос возрадовались, что по хорошо сделанной пьесе появился хорошо сделанный спектакль. Никто не упрекал режиссера за включение в репертуар «бульварного» драматурга. Напротив, всячески подчеркивали — автор получил премию Мольера на родине и Оливье в Лондоне благодаря переводу самого Томаса Стоппарда, увидевшего в пьесе переклички с беккетовским «В ожидании Годо». Хвалили молодых артистов, играющих стариков, не пренебрегая ни острой характерностью, ни клоунадой...

Спектакль, который поставил Римас Туминас, как раз за все это упрекают. И за бульварного автора, и за клоунаду. И больше всего за Годо — мол, тех же щей да пожиже влей. Конечно, в хоре разочарованных критиков явно слышится нотка досады обманутых ожиданий. После «Дяди Вани» он стал кумиром, и от него ждут месседжей, а не театральных забав. Стратегию худрука (заботы о кассе, о занятости труппы и прочее) могут понять. Но не могут простить большому художнику. Мне же кажется, что режиссера на этот раз подвело как раз глубокомыслие.

Спектакль Райкина был соразмерен пьесе. Коктейль из абсурда, комедии дель арте, легкой иронии без натужного философствования в меру смешил, к финалу растрогал. История про трех неунывающих ветеранов Первой мировой войны, эпилептика, шизофреника и одноногого, замышляющих побег к тополям, что видны с веранды дома для престарелых, где они коротают остаток своей героической жизни, получилась и театральной, и человечной.

По части театральной команда вахтанговцев не уступает. Музыка Фаустаса Латенаса, соединившего марш французских легионеров с мелодиями Шопена и Джакомелли, остраняет текст. Декорации Адомаса Яцовкиса создают не бытовое, почти космическое пространство, и для тех, кто это не почувствовал, на экране время от времени возникает какая-то планета, возможно, даже и не Земля. А та, куда скоро отправятся Густав, Фернан и Рене — в мир иной. Не исключено, что они вообще уже там. Владимир Вдовиченко, Максим Суханов и Владимир Симонов демонстрируют парад аттракционов, порой блистательных, порой мучительно знакомых. Они от начала до конца персонажи, но никогда не люди. Может быть, они рассказывают трагическую историю о гибели театра, который умирает, но не сдается? Может быть, только с текстом Жеральда Сиблейраса ее не вытянуть. Вот тут-то и вспоминаешь про бульвар, куда более простодушный и в своем веселье, и в своей печали. Туминас в интервью что-то говорил о «Дяде Ване 2» и действительно шлет «приветы» из своего замечательного спектакля. Только кому — тем, кто гогочет, когда узнает, что восклицание «Зайдем с тыла, мой капитан!» означает любовный экстаз? В этом замогильном пространстве репризы такого толка звучат скабрезно.

Парадоксально, но факт: классики — Шекспир или Чехов — выдерживают груз самых неожиданных прочтений. А «бульвар» мстит за измену его законам и хочет оказаться умнее и тоньше. Его с тыла не обойдешь.