Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

Клик о помощи


Спектакль «Геймеры» в театре «Школа современной пьесы»

С периодичностью боя курантов в прессе появляются статьи, выражающие глубокую озабоченность положением театральной молодежи. Особливо режиссерской. Договорились до того, что с прискорбием ждут, когда природа «сделает свое естественное дело», то есть отправит в мир иной тех, кто не хочет уступить дорогу новорожденным. В былые времена в аналогичных ситуациях призывы были гуманнее: рекомендовали по добру по здорову отправиться не дальше чем на заслуженный отдых. Это — на словах, а на деле — не припомню времени такого благоприятствования начинающим. Буквально носятся как с писаными торбами. В нескольких крупных московских театрах («Современник», МТЮЗ, «Школа современной пьесы») под разными названиями последовательно осуществляются специальные программы поддержки, свои двери для выпускников охотно распахнул РАМТ, и его усилия поддержала «Золотая маска», номинировав сразу серию спектаклей, холят и голубят своих любимцев в Театре Наций, студенты Кирилла Серебренникова играют на «Винзаводе» и участвуют в международных проектах. Я уж не говорю о театре «Практика», Театре.doc и Центре драматургии и режиссуры, где курс на молодежь (режиссерскую, актерскую, драматургическую) положен в основание. А еще всевозможные смотры и премии...

Однако правда и то, что реальной смены поколений не происходит. Имен можно назвать множество, а события — ни одного. Даже скандального, эпатажного. Их предшественники заявляли о себе куда как ярче. Нынешние начинают какой-то тихой сапой. Ремеслу, как правило, обучены, но не поймешь, что может их взволновать, в чем они пытаются разобраться, чему радуются, по поводу чего негодуют. Говорят, дети рожденные с помощью кесарева сечения, более вялые, чем те, которые появляются на свет с муками. Может быть, многочисленные родовспомогатели лишают театральных «младенцев» мускул?

Новый спектакль театра «Школа современной пьесы» «Геймеры» — парад дебютов. Драматург Лев Наумов — лауреат конкурса «Действующие лица» 2009 года. Постановщик Ольга Смирнова — участник программы «Класс молодой режиссуры». Большинство исполнителей — дипломники РАТИ. Содержание пьесы вполне исчерпывается аннотацией пресс-релиза. Ее второе название «Однажды в Маньчжурии». Во время русско-японской войны восемь офицеров нашей армии оказались в плену. И каждый день за одним из них приходит солдат. Никто не знает, уводит ли он их на казнь или на свободу. Остающиеся в подвале гадают, можно ли перехитрить судьбу и выиграть в «японскую рулетку». В темноте подвала на заднем плане луч света периодически высвечивает неумолимо вращающееся колесо фортуны, над которым принимает скульптурные позы зловещий вестник — красавец Александр Цой. Что ж, картинка хоть куда для компьютерной игры, на которую, собственно, и намекает название. Только одного я так и не поняла, кто в этой истории геймеры. Персонажи пьесы или мы, зрители. Слово «геймер» имеет два значения: непосредственно игрок и реальный человек в многопользовательной компьютерной игре. Реальных людей я в пьесе не обнаружила, а в темноте спектакля не разглядела. Публика к событиям не подключена, у нее под рукой нет той мышки, нажатием на которую можно повлиять на ход вялотекущего сюжета, почему-то названного триллером. Геймеры делятся на несколько категорий, высшая из которых — хардкорщики, те, которым видеоигра заменила жизнь. В развлекательной индустрии именно они чемпионы. А в индустрии нет смысла разглядывать «лица не общее выраженье» даже у победителей.