Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

бытовки дачные с туалетом
И времена, и нравы...

 


“Богатые невесты”. Новый драматический театр

“Подмосковные вечера” заявлены в качестве жанрового подзаголовка. И намекают сразу на два обстоятельства. Первое понятно – события и впрямь случаются по вечерам на подмосковных дачах. Сама же хрестоматийная песня Василия Соловьева-Седого с Островским никак не связана, потому что накрепко вписана в середину ХХ столетия. Но и режиссеру спектакля “Богатые невесты”, художественному руководителю Нового драматического театра Вячеславу Долгачеву, ничто не помешало вытащить пьесу из “бородатого” быта и поместить ее в реалии, весьма узнаваемые нашими современниками. Песня же, наверное, стала неким мостиком, связующим звеном между временами и нравами. И если первые трансформировались до неузнаваемости, то последние, кажется, ничуть не изменились.

О так называемом “осовременивании” Островского, Шекспира, Мольера и иже с ними сегодня даже говорить банально, да и термин этот явно не в состоянии прояснить ситуацию. К тому же в “натуральном” виде тот же Островский ныне является публике в единичных случаях, например, в Малом театре. А так, все больше персонажи щеголяют в пиджаках и смокингах, с мобильными телефонами в карманах. Впрочем, в купальниках его героини, кажется, еще не выходили (хотя, кто знает, за всем не уследишь). Но что поделаешь, коль жаркий и душный, с комариным посвистом, летний вечер на даче настоятельно требует подобного (весьма скромного, впрочем) одеяния. Или теннисной униформы с ракетками в придачу. Или ультракоротких шорт с крайне вызывающей прозрачной блузкой (художник по костюмам Дарья Килочек, недавняя выпускница ВГИКа). Причем все наши вдовы, чиновники, отставные генералы и их воспитанницы вынуждены выяснять отношения в узком пространстве между высокими заборами с железными калитками, скрывающими, вероятно, весьма солидные особняки (сценография Маргариты Демьяновой). Поначалу так и подумаешь о Рублевке, но потом сам текст это впечатление скорректирует: местечко пожиже будет, хотя тоже очень престижное – невесты здесь обитают все-таки богатые.

На самом деле подобная ситуация провоцирует проверку на прочность как идейно-текстовых конструкций самого Островского (фраза “классика вечна” не менее банальна и нуждается в доказательствах), так и, собственно, режиссерского замысла Вячеслава Долгачева. Ведь придумать и заявить можно что угодно, но станет ли это органичным? Самое интересное, что подобная органика здесь случилась как бы сама собой, что, естественно, не исключает усилий опытного постановщика. Текст, оставленный в неприкосновенности (за исключением разве что небольших купюр), но лишенный привычных декорационно-бытовых подпорок, абсолютно не режет слух своей старомодностью. Современность же, себя не отрицая, заговорила качественным литературным слогом, без пошлости и сленговых вкраплений. И если зачастую подобный синтез воспринимается с натяжкой, то в “Богатых невестах” Нового драматического театра этого не ощущается.

Быть может, потому что психологические и моральные проблемы этой пьесы донельзя актуальны и сегодня, притом что весьма разнообразны. Как и человеческие “типы”, как всегда в изобилии предложенные Островским и подхваченные актерами. К тому же их легко “переложить” на нынешних обитателей загородных дач. Вот вам Цыплунова (Наталья Рассиева) – вдова, скромная и живущая только сыном Юрием (Никита Алферов), юношей “с идеалами” и немножечко “не от мира сего”. А вот Бедонегова (Елена Муравьева), вдовушка, разбитная и озабоченная тем, как бы побыстрее приобрести нового муженька. И находит ведь – чиновника Пирамидалова (Сергей Моисеев), соблазнившегося на вдовушкину “недвижимость”. А вот отставной генерал Гневышов (Андрей Курилов), не устоявший перед прелестями юной воспитанницы и совративший-таки девицу, которую теперь надо пристроить в хорошие руки, дабы не нарушать привычного семейного покоя. И сама Валентина (Виолетта Давыдовская), этакая ипостась Настасьи Филипповны.

В этом спектакле вообще очень интересно наблюдать, как выстраиваются определенные параллели по отношению к другой постановке Вячеслава Долгачева – упомянутой “Настасье Филипповне” по “Идиоту” Достоевского в обработке Анджея Вайды. И даже актеры задействованы одни и те же. Юрий Цыплунов, тот самый чиновник с идеалами, у Никиты Алферова явно передает приветы его же князю Мышкину. А Андрей Курилов, Рогожин из “Настасьи Филипповны”, здесь примеряет на себя другой образ, прочерчивая родственные связи между Гневышовым и Тоцким. От Виолетты Давыдовской в прежнем спектакле осталась лишь одна фотография, создававшая иллюзию незримого присутствия героини. Зато в “Богатых невестах” актриса, вероятно, поддавшись весьма объяснимому искушению, играет не столько бедную сироту Валентину, сколько именно героиню Достоевского, случайно попавшую в другой, но весьма схожий сюжет.

У этого спектакля еще есть явный потенциал для роста, в той его части, что касается психологических связок, предваряющих изменения ситуаций и отношений персонажей друг к другу и к самим себе. И тогда увидится не только результат, но и тот путь, по которому герои к нему пришли. А вообще, “Богатые невесты” смотрятся очень легко и подкупают своей живостью и непосредственностью. Особенно же радует актерский дуэт Елены Муравьевой и Сергея Моисеева. К тому же Новый драматический театр этим спектаклем продолжает курс на определенную эксклюзивность своего репертуара (“Богатые невесты” – редчайший гость на столичных сценах), что в нынешней театральной ситуации более чем принципиально и актуально.