Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

СЕМЬЯ ТОТОВ

СЕМЬЯ ТОТОВ Зрители в этом спектакле сидят на сцене – вокруг пространства игры. Вот — пожарная бочка и кладбищеский крест. Тут – жилище семьи Тотов. Там – дом соседки. Там – психиатр… Мы – словно в пространстве души персонажей. Или — это они в нашей душе, внутри нашей фантазии? В воображении может происходить самое невероятное! Выбегает почтальон — в шлеме танкиста; майор из фронтового штаба отвечает в телефонную трубку, которая соединена с его карманом, ассенизатор в белом сюртуке важно несет сияющий половник; а в малахольном оркестрике у трубача — труба, из которой торчат подсолнухи.

Действующие лица и исполнители:

В спектакле звучит музыка — Альфреда ШНИТКЕ

Автор пьесы — И.Эркень

Режиссер — Валентин Варецкий, главный режиссер театра, засл. арт. РФ

Художник — Ольга ГЕРР

Тот — з. а. РФ Ю. Калганов

Маришка, его жена — Лариса Бедненко, артистка

Майор — Юрий Финякин, засл. артист РФ

Томайи, священник — Владимир Балдов, засл. артист РФ

Гизи,особа с дурной репутацией — Ольга Щепалина, артистка

Циприани,психиатр — Владимир Старостин, засл. артист РФ

Ассенизатор — Андрей Бестужев (Погорельцев), артист

Элегантный майор — Михаил Шилов, артист

Почтальон — Григорий Фирсов, засл. артист РФ

Антракт — нет

Перевод с венгерского — Татьяна Воронкина

Оркестр — Андрей Бестужев (Погорельцев), артистВасилий Шмаков, артистМолдованов Сергей

Балетная группа — Анастасия Кузнецова, артисткаНаталья Ефремова, артистка

Балетмейстер — Алишер ХАСАНОВ

Подробности о спектакле:
Часть 1. Аннотация с английским переводом .Бегунов — Г.Колосова)
Часть 2. История создания спектакля: начало репетиций
Часть 3. Предварительные наброски действия (Валерий Бегунов)
Часть 4. Об авторе (Елена Лугинец)
Часть 5. Переводчик Татьяна Воронкина об авторе и пьесе
Часть 6. Премьера — что получилось

Часть 1
Пьеса «Семья Тотов» классика абсурда, венгерского писателя и драматурга с мировым именем Иштвана Эркеня — о том, как из наивной доверчивости и благостной тишины обывательской бездумной жизни рождается чудище тоталитаризма.
Режиссер Валентин Варецкий поставил трагифарс с элементами лубка – так, что за событиями увлеченно следят и умудренные жизнью взрослые, и молодые люди.
Зрители в этом спектакле сидят на сцене – вокруг пространства игры. Вот — пожарная бочка и кладбищеский крест. Тут – жилище семьи Тотов. Там – дом соседки. Там – психиатр… Мы – словно в пространстве души персонажей. Или — это они в нашей душе, внутри нашей фантазии? В воображении может происходить самое невероятное! Выбегает почтальон — в шлеме танкиста; майор из фронтового штаба отвечает в телефонную трубку, которая соединена с его карманом, ассенизатор в белом сюртуке важно несет сияющий половник; а в малахольном оркестрике у трубача — труба, из которой торчат подсолнухи. И все вокруг – розового цвета: заборчики и занавески, мебель и огромный нужник. В дверце нужника и в ставенках дома вырезаны одинаковые игривые отверстия сердечком. Потому что все вокруг так правильно, так сердечно, и все могут понять друг друга, и мир можно видеть в розовых тонах – хотя идет война.
В тихую деревушку, в семью Тотов, приехал отдохнуть от фронта майор – начальник их воюющего сына. Майор подозрителен, придирчив, вспыльчив, любит командовать и во всем наводит свои порядки. Самодур-солдафон с искаженной психикой. Тоты надеются уговорить ненормального майора, чтоб он перевел сына в тыловой штаб! И потакают ему во всем. Майор — ничтожество, получившее абсолютную власть, — тупо и самовлюбленно играет на лучших человеческих чувствах…ничтожества!
В пьесе — явные переклички с мольеровским «Тартюфом» и «Селом Степанчиковым» Ф. Достоевского, с «Карьерой Артуро Уи» Б. Брехта и «Танго» С. Мрожека. Но И. Эркень написал свое «сочинение на вечную тему» оригинально и свежо.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Ненавидящий войну и тоталитаризм Иштван Эркень прошел и через фронты Второй мировой войны, и через советский плен. В послевоенной Венгрии за дерзкие идеологические выступления на радио и в печати оказался в «черном списке».
Премьера «Семья Тотов» прошла в Московском облдрамтеатре им. А. Островского в дни 50-летия со дня трагических венгерских событий, а затем с успехом показана в Венгрии, на родине И. Эркеня. Видеосъемка этого спектакля предоставлена венгерскому телевидению.

********************************************************************************************************************************************

«TOOTS FAMILY»
The play «Toots Family» by Örkény István, the famous Hungarian writer, playwright, and classic of absurd deals with how the monster of totalitarism is being born out of naive trustfulness and mellow silence of thoughtless and narrow-minded life of phillistines.
Valentin Varetsky has staged a tragic and farce story with elements of «Lubok» (cheap popular print) which makes it interesting both for full of life experience adults and young people.
The spectators of this play are sitting on the stage, around the performance space. Here is a fire barrel and a cemetry cross. Toots family habitation – here. The ntighbour’s hose – there. The house of psychiatrist – over there…We find ourselves as if inside of the souls of characters of the play. Or it is them who penetrate into our souls, our phantasies? A most unbelievable may happen in our imagination! A postman runs out onto the stage with a tank helmet on his head. A mayor of the front headquarters speaks to the phone receiver which is connected to his pocket. A sewage cleaner in white frock coat grandly carries a glittering ladle. Sunflowers jut out of the trumpet of a drooped little orchestra. Everything around is of pink colour, the small fences, window curtains, furniture and enormous lavatory. The same playful hearts are cut out on the lavatory door and on the shutters of the little house. Everything around is so proper, so hearty, everybody understands each other, the world is in pink inspite of the war going on.
A mayor comes from the front to this village to the Toots family, to take some rest from the war. Their son is his subordinate. The mayor is suspicious, hot-tempered, captious. He likes to command and to establish his own order everywhere. He is a petty tyrant and martinet with a distorted mentality. The Toots hope to persuade this mentally deranged person to transfer their son to the headquarters in the rear. And allow him to do anything he wants. The mayor is just nobody posessing an absolute power, full of self-admiration this blockheaad plays on the best humane feelings!
The play obviously has something in common with «Tartuffe» by J-B.Moliere, «The Stepanchikovo Village» by F.Dostoevsky, with «The Resistable Rise of Arturo Ui» by B.Brecht and «Tango» by S.Mrozhek.. But I. Örkeny has written his «composition on the eternal subject» in an original and fresh way.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Örkény István has carried his hate towards war and totalitarian power through the fronts of the Second World War and Soviet war prisoners camps. It is not once that he got on the «black» lists in the after the war Hungary for his bold observations on radio and on newspapers pages. The premiereof the «Toots Family» at the Moscow region A.Ostrovsky Drama Theatre took place during the 50th anniversary of the tragic Hungarian events and later was succesfully presented in the author’s native land.
The video recording of this production was granted to the Hungarian television.

Перевод Г. Г. Колосовой



История создания спекталя
Часть 2
НАЧАЛО РЕПЕТИЦИЙ
Главреж театра Валентин ВАРЕЦКИЙ в конце прошлого сезона приступил к экспериментальной постановке по пьесе «СЕМЬЯ ТОТОВ» венгерского драматурга Иштвана Эркеня.
Зрителей ждет немало неожиданного: сидеть они будут на сцене, а действо фарса развернется и на сцене, и в зрительном зале.
Задействованы будут спецэффекты, световой занавес и… железный занавес…
В общем, мало не покажется!
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Часть 3. — Предварительные наброски действия (Валерий Бегунов)
СМОТРИТЕ, ЧТО НАТВОРИЛ ТОТ, КТО ПРИШЕЛ!
28 октября сего года Московский областной драмтеатр им. А Островского покажет зрителям (как сообщалось на нашем Сайте еще в феврале) давно обещанную премьеру:
экспериментальную постановку главного режиссера театра Валентина ВАРЕЦКОГО по пьесе «СЕМЬЯ ТОТОВ» знаменитого венгерского драматурга Иштвана ЭРКЕНЯ.
Судьба Эркеня – трагична, противоречива и полна приключений. В годы Второй мировой войны он был мобилизован в «Трудовой батальон». Попал в советский плен… А в своем знаменитом фарсе о семье добропорядочных «средних бюргеров» Тотов рассказал о том, как попустительство любым прихотям любым, казалось бы самым безобидным, слабостям, — развращает. И приводит к тоталитаризму, к подавлению других, к фашизму. Можно ли о таком писать и рассказывать иронично? Наверное, Эркень своей судьбой оплатил право рассказывать о мучительном именно так: даже в форме фарса!
В его пьесе есть явные внутренние переклички и с «Карьерой Артуро Уи» Б. Брехта, и с мольеровским «Тартюфом», и «Танго» С. Мрожека, и с «Селом Степанчиковым» Ф. Достоевского. Но Эркень написал свое «сочинение на вечную тему» оригинально и свежо. Чтобы быть как можно ближе к его замыслу, постановщик Варецкий много общался с переводчиком пьесы. А вот как он воплотил свое понимание замысла драматурга на сцене? О, тут зрителей ждет много необычного!
Сидеть зрители будут на сцене. А действие развернется еще и в зрительном зале. Броские и неожиданные режиссерские и актерские находки будут дополнены и развиты спецэффектами. В том числе – световым занавесом и… железным! Но об остальном – молчок. Иначе будет неинтересно смотреть.
Репетиции – в самом разгаре. На них пока никого не пускают. Даже редакторскую группу Интернет-сайта театра… Режиссер, правда, дает интервью. Но только в фойе, на ходу. И в самых общих словах. Так что ждем премьеру!
Валерий БЕГУНОВ
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Часть 4.
ОБ АВТОРЕ ПЬЕСЫ
Иштван ЭРКЕНЬ – венгерский прозаик и драматург, основоположник венгерского театра абсурда.
По образованию – фармацевт и инженер-химик. Но с юных лет увлекался сочинительством.
Первый сборник рассказов «Пляска моря» издал в конце 30-х годов, на собственные средства. О дальнейшем сам Эркень, говоря, что в последующие годы им было написано лишь несколько открыток с фронта, писал так: «Между мною и письменным столом всегда стояли какие-то помехи: годы учения на естественнонаучном факультете, войнa, плен. И обход каждого такого препятствия занимал несколько лет…
Поистине, война была для меня крупнейшим, судьбоносным событием в жизни. Как ни парадоксально звучит, но именно тогда я стал человеком».
Из ненавистной войны ему удалось вырваться через советский плен. В лагерных условиях, уже под конец войны, Эркень вернулся к творчеству. К возвращению домой в 1946 году у него были десяток рассказов, пьеса «Воронеж» и сборник социологических исследований «Люди лагерей».
В 1957 г., за дерзкие идеологические выступления на радио и в печати оказался в «черном списке». Пришлось устроиться на завод, производящий медикаменты и перевязочные материалы. Но Эркень продолжал писать. «Я не думал о редакторе, рецензенте, издателе, и даже о читателе, меня занимало лишь то, что я пишу». Эркень сочетал тонкую, нервную лирику, гротеск и блестящую сатиру и избегал описательности и четкой фабулы, выстраивая судьбы своих персонажей. В тот период написаны психологические миниатюры из современной жизни – первые его «РАССКАЗЫ-МИНУТКИ». Они стали образцами нового литературного жанра. Эркень «превращал невероятное в возможное».
Важной вехой в творчестве Эркеня стало появление в первой половине 60-х годов известных повестей «Кошки-мышки» и «Семья Тотов». После 1963 года издательства вновь заинтересовались Эркенем: были опубликованы сборники рассказов «ЦАРЕВНА ИЕРУСАЛИМСКАЯ» и «МОЛОДОЖЕНЫ НА ЛИПУЧКЕ», драмы: «ИСКАТЕЛИ КЛЮЧЕЙ», «ПИШТИ В КРОВАВУЮ ГРОЗУ», «СЦЕНАРИЙ».
Сценические варианты «СЕМЬИ ТОТОВ» и «КОШЕК-МЫШЕК» принесли неожиданный успех в театре.
Иштван Эркень стал драматургом с мировым именем.

Елена ЛУГИНЕЦ
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Часть 5.
Переводчик Татьяна Иосифовна ВОРОНКИНА:
О пьесе «СЕМЬЯ ТОТОВ» и об авторе Иштване ЭРКЕНЕ
Творчество Иштвана Эркеня завораживает меня уже 40 лет — с того дня, как его книга впервые попала мне в руки. И такая же история произошла сейчас с постановщиком спектакля «Семья Тотов» — Валентином Варецким. Эркень берет под свою власть – эмоциональную и интеллектуальную – на долгие годы… Почему?
Эркень – писатель не на годы или десятилетия – на века! Он умер в 1979 году. С тех пор в его Венгрии, в нашей стране, в мире прошли колоссальные перемены. Изменились люди. Выросли новые поколения, не знакомые с его творчеством, с той эпохой, с той страшной войной… Но после экономического и культурного обвала, произошедшего со сменой политических режимов – первым, кто в литературе как бы «всплыл из небытия», стал И. Эркень. Его переиздают. Его вдова нашла в архивах массу материалов, которые не увидели света при его жизни. В условиях рынка Эркень стал по-хорошему коммерческим литератором! Он интересен многим и многим. Почему?
Эркень пишет о человеке, прозревает в глубинах его души самое главное, и показывает нам самим: какие мы есть.
Первый раз читала Эркеня – книжка открылась именно на «Семье Тотов» в электричке. Я была потрясена! Очнулась на конечной станции… Это было мое! Его юмор, доходящий до гротеска и абсурда, неожиданное понимание человеческой натуры… Я смаковала каждое слово по-венгерски и думала о том, как это можно сказать по-русски, и была твердо убеждена, что я хочу, хочу, хочу его перевести!
Это же, видимо, произошло и с режиссером Варецким: он ощутил эту пьесу как нечто свое. Он хочет ее «перевести» на язык сцены. И в очень необычной, экспериментальной форме. Эркень будто избавил его от

чего-то                                ненужного и дал особую творческую свободу. Эркень, кстати, о том, как сложились рассказы «Минутки», говорил так: «Я сбросил, как с корабля балласт, все ненужное…» В пьесе «Семья Тотов» – масса игровых возможностей. Столько парадоксального, смешного! И одновременно – она об очень важном.
Ее ставили в Америке и Европе, в Японии, у нас она шла в 25 театрах, у Товстоногова, у Табакова… Тогда ее воспринимали, как антивоенную, антифашистскую. Эркень глубок в социальных, философских и политических прозрениях. Но нынешним поколениям эта пьеса не менее интересна: мы сейчас видим в ней общечеловеческие вещи: как человек относится с миром, который строит, со своими неосознаваемыми инстинктами, с властью, которую хочет получить – получает, подчас неожиданно для себя самого…
Пьеса и о том, как играет нами наша природа в неожиданных обстоятельствах. И о том, как ничтожная козявка может сломать крылья сильному, вольному человеку… А также о том, что сила смеха, иронии помогает нам противостоять этому.
------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Часть 6
Премьера — что получилось. СУДЬБА И ЧЕЛОВЕК ИГРАЮТ НА ТРУБЕ, А В ТРУБЕ — ПОДСОЛНУХИ…
Действие разворачивается прямо между зрительских рядов. Вот тут — пожарная бочка, а тут — кладбищеский крест. Вот – комната в доме семьи Тотов. А вот – жилище соседки. А там – психиатра… Мы не просто в мире игры. Мы – в пространстве души персонажей. Или — это они в нашей душе, внутри нашей фантазии? В воображении может происходить все, что угодно,- самое невероятное и фантастическое! И вот почтальон выбегает в шлеме танкиста, майор из фронтового штаба отвечает в телефонную трубку, которая соединена с его карманом, ассенизатор важно выступает в белом сюртуке с сияющим половником в руках, а в малахольном оркестрике трубач дудит в трубу, из которой торчат подсолнухи…
И повсюду – штакетники. И все – розового цвета: и заборчики, и занавески, и мебель, и огромный нужник. А в дверце нужника и в ставенках дома вырезаны одинаковые игривые отверстия сердечком. Потому что все вокруг так правильно, так сердечно, и все могут понять друг друга, и мир можно видеть в розовых тонах – хотя идет война.
Но ведь можно же уговорить этого ненормального фронтового майора, чтобы он перевел сына из окопов в тыловой штаб! Сюжет построен на том, как ради сына семья готова идти на что угодно. Любовь к ребенку – святое чувство. И как же тупо и самовлюбленно на нем играют ничтожества!
Майор ужасно смешно выкаблучивается под бременем свалившейся на него власти над людьми. Семья Тотов не менее забавно обхаживает и ублажает его. И никто из них еще не знает, что судьба все уже решила по-своему…