Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

«Мрамор. Представление»: «И я твой «Мрамор» вопрошал»

МраморТеатр «У Никитских ворот», позиционирующий себя как уютная квартира, более походит на коммуналку, а очередь у входа – лишнее тому подтверждение. Администратор одновременно проверяет билеты, продает программки, предлагает книги М.Розовского, и все это мило, доброжелательно, а, главное - неспешно. С точки зрения маркетинга, это правильный ход, привлекающий внимание потенциальной публики, проходящей мимо и непременно реагирующей на очередь, дескать, «что дают?». Сегодня - зрелищ. Далее завлит-гид проводит зрителей в зал. Даже в администрации театра «каждый не одну играет роль».

Марк Розовский поставил спектакль «Мрамор. Представление» по мотивам (и это ключевое слово) пьесы И. Бродского, снабдив эти мотивы многочисленными стихотворениями поэта и даже песней в собственном исполнении.  Сразу надо предупредить, что слово «представление» в названии спектакля отнюдь не предрекает шоу: это именно представление режиссера и актеров о ... только вот о чем пока выяснить не удалось.

МраморВ спектакле четыре героя: два действующих лица: Публий (А.Молотков)  и Туллий (В.Шейман)  и два незримых персонажа - И.Бродский и М.Розовский, который, как пишет  он в программке, был с поэтом «накоротке».  И. Бродский  здесь не только автор текста. Он - повсюду: на упаковках сока, сложенных грудой на сцене (видимо для того, чтобы зритель мог почувствовать вкус поэзии), в виде бюстов, в программке, которая заслуживает отдельного упоминания.

В программке к спектаклю присутствует «слово режиссера», где Марк Розовский подробно объясняет, кто такой И. Бродский, о чем пьеса, как нужно понимать спектакль, в чем его основная идея и смысл, что ждет зрителя. В общем, как в советское время была программа «Как понимать музыку», так и сегодня  зрителей заранее уведомляют, как правильно понимать то, что им предстоит увидеть на сцене. Видимо, режиссер заранее дает понять, что «без поллитры» этот спектакль не разберешь...

Розовский пишет «не  все гении - Нобелевские лауреаты и не все Нобелевские лауреаты - гении». С этим не поспоришь. Когда читаешь всю ту же программку и видишь, что руководитель театра, режиссер, постановщик, автор сценической композиции, автор и исполнитель музыки - один человек, понимаешь это всей душой. О потрясении подобной многоликостью и многостаночностью не сказать нельзя.

МраморСпектакль обозначен как  «опыт поэтического театра». Если это был опыт над Бродским (умолчу  о подопытных - зрителях), то весьма негуманный.  Пьеса, сокращенная до неузнаваемости, потеряла всякий смысл и превратилась в разговор в камере (кстати, весьма уютной) не заключенных, а душевнобольных.  Скачущее с темы на тему, лишенное единой нити действо более напоминает игру в слова, где проигравший словесную дуэль читает стих.

Стихотворения прекрасные и прекрасно подобранные. Из  одной этой подборки мог сложиться интересный, острый, актуальный вечер поэзии.  Но режиссеру захотелось чего-то помассивнее, - и он взялся за «Мрамор». Но «Мрамор» - это глыба, и мастер взял инструменты, в данном случае  просто ножницы и, как Микеланджело, убрал все, на его взгляд, лишнее.  И  даже больше...  От «Мрамора» в спектакле остались только ванна, портал (он же мусоропровод) и канва сюжета с вкраплениями диалогов. Грубая работа.

А идея совсем недурна: два героя как две составляющие Бродского - заключенного:  уголовная (de jure) - Публий и политическая (de facto) -Туллий.  Колючая проволока, разделяющая зал и сцену. По какую сторону «заключенные»? По обе.

Гротеск, метафоры, попытки создать подлинную драму не слились воедино. Вроде и актеры, надо отдать им должное, стараются,  и зрители  пытаются  понять, (отсюда такая напряженная тишина в зале), но мысль гения недосягаема, а потому правильно, что  объявляют (!) конец спектакля. Опыт  завершен. Отрицательный результат - тоже результат.  Теперь открываем программку, читаем про «космические и земные миры», «неожиданное экспериментальное зрелище», «эмоциональный шок» и т.д. и т.п. и осознаем всю мощь увиденного.