Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

Павел Ващилин: «Мне сложно сидеть на одном месте»

Павел ВащилинПавел Ващилин – «Солнце» МХТ им. Чехова. И не только потому, что исполняет роль Солнца в спектакле «Конек-Горбунок». Он занят во многих спектаклях и уже успел заслужить зрительские симпатии. Всегда доброжелателен, активен, улыбчив. Динамичность – его отличительная черта: первый разряд по плаванию, кандидат социологических наук, много проектов и планов на будущее.

Как к Вам пришло понимание, что актерство - это ваша жизнь? Как к этому отнеслись родители?

Еще с детства я начал выступать, читать стихи, петь. В детском саду на всех утренниках был в первых рядах. Родителям было приятно, хотя не знаю, думали ли они всерьез, что я буду этим заниматься в дальнейшем. Потом был театральный лицей «Арлекин», школа при Щепкинском училище. В общем, постепенно двигался к своей цели.

Павел ВащилинА как учились по общеобразовательным предметам?

История, литература, то есть то, что мне было интересно, с этим все было хорошо. Единственное, так получилось, что в театральном лицее, где я учился, был уклон на творческую деятельность, и, соответственно, не было половины предметов общеобразовательных - ни физики, ни химии.

Повезло?

С одной стороны. Когда я был в 9-м классе, лицей распался и мне пришлось перейти в обычную школу и наверстывать. Начинать с нуля. Но вообще я не могу сказать, что был усидчив. Меня всегда больше привлекало всё, что связано с движением, спортом. Мне до сих пор сложно сидеть на одном месте.

Почему Вы выбрали Школу-студию МХАТ?

Я поступал во все вузы, но интуитивно чувствовал, что хочу учиться именно здесь. Здесь есть какая-то особая творческая атмосфера, я понял -  хочу именно сюда.

Годы учебы с трепетом вспоминаете?

Хорошее время было, замечательное. В этом году будет уже 10 лет, как мы закончили Школу-студию. Наверное, летом соберемся с однокурсниками и педагогами.

Вы говорите, что были неусидчивы, а что эта за история со степенью кандидата социологических наук?

После института мне  нужно было поступать в аспирантуру (как любому молодому человеку надо было решать проблему с армией). И я выбрал социологию, хотелось чего-то из гуманитарной сферы. Я попробовал увязать социологию с театром. Получилась работа о проблеме социализации творческой молодежи.

Павел ВащилинПоследняя Ваша работа -  спектакль Кирилла Серебренникова  «Киже». Ваш Кант меня потряс, как и весь спектакль. И ваш немецкий. Вы владеете языком?

Нет. Это было очень интересно. Изначально у меня был просто монолог Канта на русском языке. Но потом режиссер решил: Кант все-таки должен говорить по-немецки. Когда принесли текст - для меня это была абракадабра. Слава Богу,  у нас была замечательная переводчица, которая поставила произношение и занималась с нами языком. Сейчас со стороны уже думаешь, что не так все было и сложно. Теперь я понимаю, о чем я говорю и произношу монолог осознанно.

Что Вам дало участие в этом спектакле и работа с таким блистательным режиссером как Кирилл Серебренников? Помимо немецкого...

Во-первых, я очень давно хотел поработать с Кириллом. Я был очень рад, что он задействовал меня в этой постановке. Во-вторых,  во время работы у нас сложился  очень хороший командный дух. Было очень большое уважение во время репетиций друг к другу и со стороны режиссера, и со стороны всех ребят. Если говорить о творческой составляющей, было интересно то, что мы искали какой-то новый, собственный язык. Было  совместное творчество, поиск. Мы пытались в формализме Тынянова найти что-то живое. Понятно, что это режиссерский театр, хороший режиссерский театр. Но не было никакой диктатуры, все искалось и придумывалось совместно.

И зрители остались довольны.

Мне очень приятно, когда понимают этот спектакль. Бывает, конечно, что зрителям он кажется совершенно чуждым. Есть разные театры, разные зрители. У каждого свои вкусы и предпочтения. Зритель волен выбирать. У Московского художественного театра большой репертуар и человек должен знать, на что он идет.

А вы чувствуете зал, какой-то контакт, понимание?

Павел ВащилинКонечно, чувствую. Всегда  идет обмен энергией. Иногда зал бывает легкий и отзывчивый, а иногда наоборот - совершенно непробиваемый. Но это часто зависит и от актеров: то есть неправильно задали  тон спектаклю, неправильно начали что-то, утяжелили. Спектакль  - это совместное творчество, и зрителя в том числе.

Как критические отзывы воспринимаете?

Я люблю читать критику. Но сейчас чаще дается пересказ сюжета и своя субъективная оценка того или иного артиста. Иногда бывают эпитеты очень обидные, хотя человек может быть ничего такого и не подразумевал. Я люблю, когда идет разбор спектакля, какие-то интересные мысли. Но это не так часто встречается.

А в процессе работы, как Вы выстраиваете отношения с режиссерами?

В идеале надо режиссеру доверяться как доктору. Конечно, бывает, что возникают споры о том, как повернуть ту или иную сцену, и тому подобное. Надо обязательно пробовать то, что предлагает режиссер, и самому предлагать. Совместно выбирается лучшее направление. Иногда бывает, что актер думает, что должно быть так, а режиссер думает иначе. Бывает, что не получается диалога и приходится расставаться, потому что, когда нет взаимопонимания, то ничего хорошего не получится. Режиссер - это художник, который рисует картину. Он видит эту картину полностью. Может быть, не с самого начала, но в процессе она вырисовывается. Я, например, понимаю, что хочет режиссер, в каком направлении он мыслит и тогда  стараюсь свою природу пробовать в этом направлении, что-то искать в себе, хотя бывает, что и сопротивляюсь. А потом я понимаю, что человек был прав.

Недавно слушала Сергея Юрьевича Юрского, который о Вас очень хорошо отзывался. Расскажите о Вашей совместной работе.

Еще в театральном лицее наш педагог,  царство ему небесное, Владимир Иванович Кислицкий давал нам разный материал -  театр абсурда, театр комедии дель арте и многое другое. Представляете, класс 7-й, наверное, 8-й и мы уже читали подобную литературу, пробовали делать какие-то наброски, фантазии. Я помню, что участвовал в кусочке «Лысой певицы» и мне очень нравилось. Странные диалоги, юмор - мне было очень интересно когда-нибудь в этом материале театра абсурда поработать. И вот Сергей Юрьевич   решил ставить «Лысую певицу» и пригласил меня на роль господина Мартена. Я получил громадное удовольствие и большую актерскую школу, потому что и Тенякова, и Юрский, и Качан - мастера. Для меня это действительно был большой подарок во всем - и в материале, и в Ионеско, и в этой компании, и в том, что имел счастье поработать действительно с такими выдающимися артистами, многому научиться, что-то для себя почерпнуть. Я считаю, что молодому актеру очень важно и нужно  выходить на площадку с мастерами, ведь актерство - это не только профессия, в которой тебе дан талант и ты его развиваешь. Это еще и ремесло, ты постепенно должен понимать, на какие кнопки, где нажимать. Вообще каждая роль - как будто с  нуля. Такое ощущение, что ты в жизни больше ничего не играл. Перед тобой белый лист, и ты все начинаешь заново.

Еще один проект, назовем это так, в котором Вы постоянный  участник -  Мхатовские поэтические вечера. Как зародилась эта идея?

Павел ВащилинНачалось все с того, что Олег Николаевич Ефремов создал студийную группу при МХАТе и Марина Станиславовна Брусникина решила, что надо познакомить труппу с нами, чтобы мы что-то почитали из своих дипломных работ. Мы устроили поэтический вечер. Он прошел успешно и мы подумали, что надо что-то в этом плане делать и дальше. Брусникина - мудрая женщина, очень точно чувствующая время. Она поняла, что надо пробовать искать современную поэзию и современную литературу. В 99-м году мы закончили Школу-студию, в то время было ощущение, что современной поэзии и современной литературы просто нет. Мы думали, что все заканчивается Бродским. Первый вечер, который мы организовали, был посвящен Ахматовой, Бродскому, Найману, Рейну. Потом мы начали постепенно искать современную литературу. Что-то приносила Брусникина - журналы, книги. С появлением Интернета стало легче. Во многом помог Олег Павлович Табаков, который всегда ратовал за эту идею. Мы для себя стали открывать новых авторов. И так постепенно эти вечера привлекли внимание и начали пользоваться успехом.  И так уже 10 лет...

А что у Вас в кинематографе?

Снимаюсь. Бывают проекты, от которых отказываюсь. Но если что-то интересное, я всегда снимаюсь. Например, фильм  Александра Галина «Фото». Была  хорошая команда, замечательный режиссер и драматург. Потом «Грех» режиссера Бориса Бланка - материал замечательный, Горький. Это тоже интересная работа, замечательная команда. Потом был сериал «Сталин live», где у меня были сначала сомнения, потому что роль серьезная, все-таки историческая личность.

Долго готовились к роли? Много читали?

Наши сериалы - это достаточно быстрый процесс. То есть когда я читаю про тот же Голливуд, не знаю, насколько это правда, понимаю, что там  другие масштабы, другие условия. Я не беру материальную сторону. Просто, если картина историческая, то актерам дается много времени на  подготовку, чтобы окунуться в ту или иную эпоху.    Мне удалось почитать, посмотреть хронику. Конечно, может быть, у кого-то этот сериал вызвал негативную реакцию. Кого-то не устроил иной, положительный взгляд на историю этой семьи. Мы хотели показать человеческие чувства, человеческие страдания, любовь.

У вас есть какие-то мечты? Что-то  что Вы  хотели бы сыграть или с каким материалом поработать?

Есть (мечтательно). Но это все потом, когда стану старше. Было бы интересно преподавать. Мне уже приходилось ассистировать Алле Борисовне Покровской на отрывках. Это достаточно интересно, но, с другой стороны, я думаю, что все-таки нужно накопить какой-то опыт, чтобы было, что передавать детям.

Специфика актерской профессии влияет на характер человека?

На психику влияет.

Становится более устойчивой?

Наоборот. Все актеры достаточно эмоциональны и иногда возникает некоторая неуравновешенность.  Но, с другой стороны, я считаю, что это зависит от человека, от его характера.

А как часто Вы бываете в театре по ту сторону сцены как зритель?

Когда выпадает свободное время. Если есть свободный вечер, то иду куда-то обязательно. Тем более, сейчас много интересного: «Золотая маска», скоро начнется Чеховский фестиваль. Обязательно надо ходить, смотреть. Еще я очень люблю  Большой театр,  балет, оперу, мюзиклы.

Как относитесь к «новым формам» в искусстве?

Для  меня сейчас очень размыто понятие «модерн».  Постоянно появляется что-то новое. Если за душу задевает, то мне нравится. Иногда бывает очень красивая, холодная какая-то вещь, и она трогает визуально.

То есть Вы не консерватор?

Нет. Но я понимаю, что  вот, например это - оно, а это - шарлатанство. Часто  смотришь что-то, и понимаешь, что это не совсем  то, за что выдается.

Чего ждать от Вас зрителям?

Будут Мхатовские вечера. В мае будет новая программа. Мы хотим объединить три театра - МХТ, Пушкинский и Сатирикон и создать такое межтеатральное пространство. А в июне есть идея сделать  детский вечер. Его как-то делали, очень давно и  было просто замечательно. В общем, планов много.