Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

«Ловелас» в театре Табакова: Мастер - не класс

Ловелас На сцене Московского театра п./р. О.Табакова, в простонародии «Табакерке» режиссер Александр Галибин поставил спектакль по пьесе В. Семеновского, написанной по мотивам «Бедных людей» Ф. М. Достоевского. И не просто спектакль, а шоу, вернее сказать, представление с песнями, плясками и куклами под названием «Ловелас». Это грандиозное действие, включающее в себя элементы различных направлений искусства, с трудом помещается на сцене «Табакерки».

Сценическое королевство маловато, разгуляться режиссеру негде и он, как в старину, идет в народ, то есть в зрительный зал, где начинается активное вовлечение публики в сложный и разноплановый сценический процесс.

Ловелас Зрители становятся ответственными за звуковое (кукуют кукушками, свистят свиристелями, периодически стучат как  дятлы), художественное («счастливцы» из первого ряда рисуют на ватмане «что-то доброе») и интеллектуальное (выкрикивают строчки из произведений Пушкина, попутно укрывая других поэтов под его именем) сопровождение.

Здесь есть все, кроме режиссера. Хотя всевозможные режиссерские приемы, самые модерновые, присутствуют. Спектакль получился таким же лоскутным как пестрый занавес, который висит на  сцене протяжении всего представления. Вообще-то, справедливости ради, надо сказать, что если оценивать эту постановку по количеству действия на один квадратный метр сцены в секунду, он бьет все рекорды, то есть все, что только можно воплотить за полтора часа на подмостках,  - воплощено. От кукольного театра до современных спецэффектов.

Самым обидным является участие в этом балагане Сергея Угрюмова. То ли сценография мелковата, то ли режиссер, но Угрюмов, несмотря на большое количество ролей в одном спектакле, выглядит каким-то лишним, выбивающимся из общего хора самодеятельного (в самом высоком смысле этого слова) спектакля. Он более походит на роль второго режиссера, который, с одной стороны, пытается организовать публику, с другой - «облагородить» постановку и направить коллег-актеров в нужное русло. Чувствуется, что ему крайне некомфортно и неуютно в пространстве этого спектакля, из актера он превращается в Мастера, в галибинском смысле этого слова.

Ловелас По словам психологов, во всем надо уметь найти положительное, в любой ситуации оно обязательно должно быть. И «Ловелас» не исключение. Только представьте:  Ф.М. Достоевский, А.С Пушкин, Н.В. Гоголь («Женитьба» - вставной спектакль), М. Пуаре (автор романса из спектакля) и устное народное творчество в один вечер на одной сцене и только для вас. Ну, чем не экскурс в русскую классику? Это прекрасно. За одно это спектакль имеет право на жизнь.

Публика в своем отношении к спектаклю разделилась. Те, кто «куковал» и изображал обитателей леса, напряженно вспоминая строчки из Пушкина, единогласно решили - «Прикольно!». Вторая половина чувствовала себя растерянной и обманутой. Растерянной от непонимания произошедшего, обманутой от непонимания того, зачем это идет в «Табакерке», театре, в который зритель обыкновенно идет без страха и покидает его без упрека. Такое впечатление, что в этот вечер сцена была отдана под гастроли провинциального народного театра из города G.

Надо отметить и проблемы восприятия. Для публики, Достоевского не читавшей, финал спектакля неясен. Кто прыгает в окно - Подколесин или Девушкин - непонятно. Но кто-то определенно выпрыгивает. Кто с кем остался и остался ли, ответы на эти вопросы скрылись за занавесом из лоскутков, вместе с сокровенным замыслом создателей.

Как бы то ни было, одно ясно «Грандисона она Ловеласу предпочла». Но это уже совсем другая история...