Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

Юнона и Авось: тайна в легенде той

Юнона и Авось Существуют произведения, в которых есть секрет необъяснимого магического обаяния. «Юнона и Авось», которая в прошлом году отпраздновала свое 25-летие - это как раз тот случай. На этот спектакль зрители идут годами и десятилетиями, прекрасно зная сюжет, давно выучив наизусть все песни. Театральные постановки, как и люди, со временем изнашиваются и стареют, но «Юнона» продолжает манить своей вечной юностью, подобно уайльдовскому Дориану Грэю. И ее формулу невозможно расшифровать.

Трудно сказать, что будоражит зрительские сердца. Может, тут «виноват» сам исторический факт короткого и трагического романа, случившегося в 1806 году между 42-летним русским путешественником Николаем Резановым и его 15-летней пассией из далекой Калифорнии. А может, изначальная загадка этого романа, не дававшая покоя поэту Андрею Вознесенскому, автору поэмы «Авось!», в которой эта история была поведана миру. А в 1977 году по просьбе композитора Алексея Рыбникова

Юнона и Авось Вознесенским было написано либретто будущей рок-оперы. Герои словно сами просились, чтобы им «жизнь подарили вторую». И как кульминация - в 1981 году вопреки всем препонами чиновников, родилась масштабная постановка Марка Захарова в театре «Ленком», ставшая настоящей революцией на советской сцене.

Спектакль явил все культурные ориентиры поколения 70-х, как явные, так и скрытые. Уже прогремели по миру дерзкие мюзиклы и монументальные рок-оперы Эндрю Ллойд-Уэббера, которые в нашей стране удавалось посмотреть только редким счастливцам.

Но «Ленкому» удалось не просто «догнать и перегнать», а сделать нечто большее - совместив в русском театре поэзию, великолепную рок-музыку, бардовскую песню и православный хор, создать полностью самобытное произведение, главной жемчужиной которого был, конечно же, Николай Петрович Караченцов, играющий графа Резанова. Смотреть на актера в этой роли было восхитительно-страшно, потому что его игра казалась выше человеческих возможностей. Караченцов был ровесником своего героя, его тезкой (в чем автор либретто Вознесенский изначально видел что-то фатальное), и вложил в него столько труда и энергии, что граф Резанов в сознании зрителей стал практически двойником актера, неким таинственным альтер эго. Спектакль очень хорошо принимали на Западе, дивясь той силе чувств в загадочной русской душе, которая неистова и в любви, и в духовных исканиях.

Юнона и Авось Конечно, позже историки утверждали, что в реальности в отношениях «возлюбленной пары» все было не столь романтично и возвышенно. Но и в спектакле Резанов сложен и далеко не так однозначно героичен, каковым он видится очарованной им Кончите. В любовной линии спектакля именно она - главная героиня. Это ее любви, цена которой действительно - только жизнь одна, можно спеть «Аллилуйя». А Резанов был создан в духе близкого поколению шестидесятников диссидентства («Российская империя - тюрьма...»). Помимо всем понятного и благородного «служения Отечеству», его по свету гонит дорога - то ли поиск любви, то ли побег от себя. Образ покровительствующей ему Богородицы для Резанова неразрывно связан с образом «женщины с вишневыми глазами», одновременно духовным чувством и страстью.

На берегах Калифорнии мечта становится счастливой явью -- но как ни странно, именно этот момент становится началом конца, дорогой к смерти. Это полное безысходности предчувствие отразилось в сцене венчания, в которой звучит знаменитое «Ты меня на рассвете разбудишь...», а зрители, кажется, плачут вместе с расстающимися навеки героями.

Юнона и АвосьРезанов, по версии спектакля - странник, порядком уставший от жизни и ни в чем не нашедший успокоения. Ни в любви, ни в затее «свесть Россию и Америку», которая оказывается утопией. Не сумевшему «одолеть целого пути», ему осталось одно - найти свою гибель.

За 25 лет существования состав спектакля менялся. Долгое время Кончитой была Елена Шанина, потом Анна Большова, а теперь к ней присоединилась Алла Юганова. Лишь роль графа была незаменима. После несчастья, случившегося с Караченцовым, Резанова играют другие звезды «Ленкома» - Дмитрий Певцов и Виктор Раков. Играют хорошо, по мнению зрителей, привнеся в роль новые краски и свежие силы. И все же большинство до сих пор наделяет графа Резанова только чертами Николая Караченцова - его обаятельной «некрасивостью», неповторимым хриплым голосом, его силой и мужеством.

Персонаж словно мифологизировался и продолжает жить своей жизнью. Есть, наверное, такие актерские удачи, которые становятся больше, чем удачей и больше, чем ролью. Мистика не мистика, но какая-то правда в этом есть. И в истории под названием «Юнона и Авось» однозначно прибавилось тайн.