Путь:

Театр кукол им. А.К. Брахмана

Гоголевские игроки мечут карты в кузьминках

Карты порхают, как птицы, вылетая из рук почти каждого, кто является на сцену как привидение — сквозь зыбкие гостиничные стены. Карты заполняют пространство, словно метель, и устилают пол, как символ «прошлогоднего снега», как знак обманутых надежд, несбывшихся желаний и ускользнувшей удачи…

В юбилейный год Н. В. Гоголя и в сезон своего 75-летия Мосгособлдрамтеатр им. А. Н. Островского представил публике «Игроков» в постановке Дамира Салимзянова. Эта пьеса в последние годы — очень «ко двору». Плутовские сюжеты все более популярны в нашей стране. Ибо пока ярч всего выступает из сумрака «смутных времен» тяга к жульничеству.

Режиссер, вместе с художником Екатериной Трумекальн, хореографом Владимиром Игнатюком и композитором Зауром Фахрадовым, создает на сцене изысканный мир, как его представляют в примоднившейся заштатной гостиничке. Белые стены. В полировке «под старину» мебель. На втором ярусе, в ожидании гостей – «живая музыка»: накручивает ручку шарманки шарманщик. Слепой, как положено. Вот он снял очки и по книге читает сюжет «Игроков». И он – надуватель! Но ведь художественно надувает! Тут все — Ихорев и другие игроки — «художники». Шикарно одеты! Умильно и нежно танцуют для них прелестницы – тоже впорхнувшие сквозь стены. Откуда? Неважно! Как неважно, какой эпохи и стиля обстановка и наряды. Чистота вкусов не важна этим людям – как не важна чистота помыслов. Их бог и госпожа – удача. Откуда она поманит и впорхнет – не важно. Их путь в погоне за ней — расчетливый обман.

Постановщик Салимзянов – о замысле: «Мы рассказываем о человеке, который так увлечен своим искусством, что забыл о практицизме. Ихарев – шулер-виртуоз, художник в ремесле и, ясно, житейски опытен. Но, встретив таких же мастеров, увлекся „процессом творческого состязания“. Доверился „коллегам“ и позабыл о реальности и осторожности. Для него важно понятие „искусство для искусства“. А для других игроков их искусство – только инструмент житейского благополучия. И они оказываются более приземленными и расчетливыми людьми, чем Ихарев. И потому – беззастенчиво жестокими обманщиками».

Ихареву здесь даже сочувствуешь. Юрий Финякин сперва показывает его сдержанным, приглядчивым: сразу все понял тут, оценил, и сразу «купил» служку (Андрей Бестужев); тот и рад продаться – все продаются-покупаются, чем я хуже? Но поманила небывалая удача; Ихарев поверил в «корпоративную честность и солидарность коллег» — и забылся. С этой минуты Финякин играет его слишком темпераментным и суетливым, хоть он и твердит, что прекрасно владеет чувствами и умеет быть осторожно-расчетливым.

В спектакле хороши почти все: и Замухрышкин (Геннадий Христенко) – прохиндей, упоенно «актерствующий» почище прочих; и молодой Глов (Степан Куликов) – он только еще учится «продаваться» и верит, что «старшие своих не обманут», а они!.. Но здесь нет «положительного героя». Этот «мужской» мир общего взаимного обмана и жульничества жесток. Его нравы не смягчают и не скрашивают даже пляшущие красотки и шарманщик. Особенно запоминаются троица игроков: ломкий и капризный Кругель (Андрей Чанцев) – «отвлекающий внимание», и безусловные «повелители бала» Утешительный (Григорий Фирсов) и Швохнев (Андрей Мисилин). Они спокойны и дружелюбны. Им невозможно не поверить. Но движет ими тонкий, многоходовый «творческий замысел», столь же тонко и виртуозно исполненный, и цель его – обман ближнего. Эти симпатичные, располагающие к себе уверенностью, чуткостью, иронией, умом, доброжелательностью люди — неспешно и очень не суетливо загоняют Ихарева в ловушку…

Хотя не все еще получилось, что-то  решено стандартными ходами, а в первом действии временами тормозится темп, но театр и режиссера можно поздравить с этой работой.

…У этого спектакля своя внутренняя история. Салимзянов «примеривался» к постановке «Игроков» чуть ли не с первых лет сценической жизни. И реализовал давний замысел в театре, который помог ему стать серьезным мастером. После муниципального театра «Парафраз» в удмуртском Глазове, Дамир пробовал силы в разных театрах Москвы. Но больше всего — именно в Мособлдраме, создав тут немало ярких спектаклей. Потом на несколько лет расстался с театром: возглавил «Парафраз», успешно участвовал в проектах «Вербатим» и «Новая драма», ставил в театре «Практика», вел семинары на курсах худруков детских студий, много печатался как драматург, принял приглашение Э. Боякова и Б. Мильграма возглавить новую малую сцену при академдрамтеатре в Перми. И вот недавно вернулся к сотрудничеству с Мособлдрамтеатром. А незадолго до этого Мособлдрамтеатр вернулся в родной МОДИ в Кузьминках (он открылся в прошлом сезоне после реконструкции) — и сразу возобновил диалог с молодыми режиссерами: помимо премьеры «Игроков» Д. Салимзянова, в юбилейном сезоне к Новому году ставит «Снежную королеву» Карен Нерсисян и еще один молодой режиссер участвует в проекте, посвященном 65-летию Победы.